ШКОЛА СТАРИННОЙ МУЗЫКИ - БИБЛИОТЕКА
БИБЛИОТЕКА

В.П.Шестаков

"Музыкальная эстетика средневековья и Возрождения"

Вступительная статья к хрестоматии
"Музыкальная эстетика западноевропейского средневековья и Возрождения" М., 1966 (с. 5-92)
       

Глава I
СРЕДНИЕ ВЕКА

§ 1. Общие особенности музыкальной эстетики средневековья

Социально-историческая основа
Музыка - служанка церкви
Церковь и народная музыка
Музыка как наука
Моральное значение музыки
Числовая символика

§ 2. Музыкальная эстетика отцов церкви

Мелодия и текст
Критика светской музыки
Общий итог

§ 3. Теоретики музыки

Теория и практика
Учение о ладах
Классификация музыки
Музыка и воспитание
Общий итог

§ 4. Эстетика Ars nova

Глава II
ЭСТЕТИКА ВОЗРОЖДЕНИЯ

Социально-исторические предпосылки
Переход от средних веков к Возрождению
Проблема гармонии
Музыка и наслаждение
Музыка и общественная жизнь
Личность художника и проблема творчества
Античность и современность
Место музыки в системе искусств
Музыкальная эстетика эпохи Реформации
Общий итог

Общие замечания

        Изучение музыкальной эстетики западноевропейского средневековья и Возрождения представляет значительную трудность хотя бы уже потому, что оно предполагает широкое знакомство с самыми разнообразными областями культуры этой эпохи-не только с музыкой, но и с философией, математикой и даже мифологией. Поэтому всестороннее и исчерпывающее изучение музыкальной теории и эстетики этого времени может быть результатом только общих усилий целого коллектива исследователей - музыковедов, философов, историков.
        В исследование средневековой и ренессансной эстетики большой вклад внесли советские музыковеды М. В. Иванов-Борецкий, Р. И. Грубер (Р. И. Грубер История музыкальной культуры, тт. 1-3, М., 1959), Т. Н. Ливанова (Т. Н. Ливанова, История западноевропейской музыки. М.-Л., 1940; ее же, Средние века и Возрождение, в кн. "История европейского искусствознания", М., 1962, стр. 64-68, 161-175) и др. В их работах, посвященных главным образом истории музыки и развитию музыкальной теории, получили отражение и эстетические воззрения этого времени, показана их связь с развитием музыки и музыкальной теорией.
        Однако дальнейшее успешное изучение музыкальной культуры средних веков и Возрождения наталкивается на целый ряд трудностей, связанных прежде всего с отсутствием в нашей литературе переводов и публикаций крупнейших памятников музыкальной мысли прошлого. Очевидно, что перед советскими учеными стоит сложнейшая и ответственейшая задача публикации и комментирования этих памятников.
        В этом отношении наша наука делает фактически только первые шаги. Правда, в 20-х годах крупнейший советский историк музыки М.В.Иванов-Борецкий собрал и перевел ряд музыкальных трактатов эпохи средневековья и Ренессанса, которые должны были быть опубликованы в первом томе "Материалов и документов по истории музыки". К сожалению, эта работа осталась неизданной. Из отдельных публикаций за последние годы можно указать лишь издание В. П. Зубовым музыкального трактата Николая Орезмского "О конфигурации качеств", который был переведен им на французский и русский языки. Этим, собственно, и исчерпывается список публикаций и переводов оригинальных текстов.
        В этой области мы значительно отстаем от зарубежного музыкознания. В Италии и США существуют специальные институты, которые занимаются исключительно только публикацией и комментированием музыкальных трактатов, главным образом эпохи средневековья и Возрождения. В ряде стран - в Западной Германии, Франции, США - издается огромная периодическая литература по вопросам музыкальной медиевистики, Ренессанса и барокко. Однако было бы ошибкой не заметить во всем этом обилии характерную для современной буржуазной историографии тенденцию - определенным образом истолковать это историческое наследие, исказить его действительный исторический смысл, приспособить его к обоснованию современных формалистических и мистических концепций музыки.
        Характерно, что наибольший интерес буржуазная эстетика и музыкознание уделяют средневековью. Этот интерес отнюдь не случаен. Он объясняется стремлением дать своего рода историческое обоснование и подтверждение тем религиозно-мистическим и абстрактно-математическим спекуляциям, которые характерны для современной модернистской эстетики. Отсюда постоянные аналогии между т. н. "конкретной", "серийной" музыкой и средневековой "мировой" музыкой, "гармонией сфер", сопоставление голого техницизма и математизма современных авангардистов с числовой символикой средневековья. Отсюда постоянный интерес к наиболее консервативным идеям средневековой музыкальной эстегики - представлениям о "небесной музыке", о "магии чисел", о музыке космоса, музыке ангелов и т. д. Такая же идеализация средневековья характерна для книги Анни фон Ланге "Человек, музыка и космос", целиком основанной на средневековой идее о трансцендентальном единстве человеческой души и космоса. В полном соответствии со средневековыми религиозными концепциями, автор пишет о том, что "весь духовный организм человека, в котором бессознательно покоится глубина музыкального переживания, образуется из космоса при посредстве гармонии сфер".
        И в том и в другом случае из средневековой эстетики берется и идеализируется наиболее консервативное, наиболее традиционное, - всё то, что даже в средние века уже выступало в качестве формального теологического привеска.
        Несомненно, что всем этим попыткам извратить наследие средневековой эстетики, абсолютизировать в нем мистику и схоластику мы должны противопоставить объективное исследование сложного и противоречивого процесса становления европейского музыкального сознания. В известной мере этому будет способствовать предпринимаемая нами публикация важнейших музыкально-теоретических трактатов средневековья и Возрождения, которая имеет целью документально представить более чем десятивековое развитие музыкально-эстетической мысли Западной Европы
(смотри хрестоматию "Музыкальная эстетика западноевропейского средневековья и Возрождения").

Вернуться на главную страницу

 

Купить осб осп купить.